Понедельник, 22.01.2018, 03:23
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
Доброй ночи, Гость

Категории
Меню сайта
Развлечения
Статьи
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

››› Общая статистика ‹‹‹
Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная » Статьи » Разное » Истории

Смертники против царя
146 лет назад всю Россию потрясло известие о попытке убийства царя-реформатора Александра II. Средь бела дня 4 апреля 1868 года в центре Санкт-Петербурга у ограды Летнего сада в гулявшего императора стрелял, но промахнулся приехавший из Москвы молодой человек по имени Дмитрий Каракозов. Как выяснило следствие, Каракозов принадлежал к группе юных радикалов, не брезговавших уголовщиной во имя своих высоких целей.
Шестеро главных персонажей этого очерка дружили с детства, с первых лет учебы в Пензенской губернской гимназии. На глазах у этих юношей - Дмитрия Юрасова, Николая Ишутина, Дмитрия Каракозова, Максимилиана Загибалова, Петра Ермолова, Виктора Федосеева - крепостная, дворянско-помещичья Россия потерпела поражение в Крымскойвойне 1853-1856 годов. Не выдержав такого позора, царь Николай I, державший Россию"замороженной" все 30 лет своегоправления, ушел из жизни. Сменивший его на троне Александр II начал в России реформы, но неспешные и половинчатые: крестьянам дали личную свободу, но без земли, горожанам - местное самоуправление, но не независимый парламент. В стране оживились торговля и промышленность, а вот переменыв сельском хозяйстве шли медленно. Волнения назревали назападных окраинах империи - на землях нынешней Литвы и Беларуси.
Юные пензенцы с нетерпением следили за шедшими в стране переменами и по гимназической моде тех лет зачитывались тогдашним "самиздатом” - сочинениями Герцена и Огарева, Полежаева и Достоевского. Под воздействием их книг пензенские гимназисты, как и многие их сверстники, к 16-17 годам были полны решимости добиваться освобождения России от самодержавия и бюрократии. Свой путь к воплощению этих замыслов выпускники связывали с продолжением учебы в университетах. Осенью 1860 года один из них, Дмитрий Каракозов, поехал учиться в Казанский университет, остальные пятеро друзей продолжили учебу в Московском университете.
Именно в Москве юные провинциалы, признанным лидером которых с детства был кособокий книгочей Николай Ишутин, впервые участвовали в бурных политических событиях. Правительство, опасаясь притока в университеты массы крестьянских детей, получивших в 1861 году личную свободу, в томже году ввело плату за высшее образование, отсекая от него малоимущих. Недовольные студенты ответили массовыми демонстрациями в Санкт-Петербурге и Москве. Их зачинщики были отчислены из университетов и взяты под арест, а их товарищи прервали учебу. Студенческие волнения в Москве длились до 12 октября
1861 года, когда тысячная демонстрация молодежи вышла кдому генерал-губернатора на Тверской улице, 13, где ныне расположена столичная мэрия.
В тот день, вошедший в историю Москвы как "день битвы под"Дрезденом" (по имени гостиницына Тверской площади, у стен которой происходили основные события), полиция и казаки при содействии купцов и приказчиковиз соседнего Охотного ряда вступили в массовую драку со студентами, перешедшую на соседние Дмитровку и Большую Никитскую улицы. В тот раз Ишутин с товарищами отделались синяками и несколькими днями ареста в Тверской полицейской части. Зато они впервые почувствовали себя революционерами, и в начале 1862 года вступили в созданную тогда в Питере и Москве тайную организацию "Земля и Воля".
"Общество взаимопомощи"
Для пущей конспирации"землевольцы" собирались не в знаменитом квартале тогдашних студенческих общежитий между Большой и Малой Бронными улицами, где снимали комнаты Ишутин и большинство его земляков. Излюбленным местом встреч молодых заговорщиков стал трактир "Крым" на Трубной площади.
Вероятно, первым московским студентом, освоившимся там, был Иван Гаврилович Прыжов - сын швейцара московской Мариинской больницы на Божедомке. Окончив Первую московскую гимназию, Иван Прыжов в 1848-1851 годах посещал Московский университет,а затем, так и не закончив его, занял низшую должность з канцелярии Московского суда.
Учебу, а затем и службу Прыжов сочетал с изучением народного быта России, сосредоточившись на истории и нравах российских кабаков. В конце 1860-х гг. это егоувлечение воплотилось в весомый научный труд "История кабаков на Руси". Но в 1850-х годах грамотей, балагур и любитель застолий Иван Прыжов лишь подступал к своей главной теме, попутно сведя знакомство совсей тогдашней "Москвой кабацкой" и делясь своими связями с другими студентами, таившимися от полиции. Благо, те всерьез интересовались бытом и нравами "трущобных людей". Так,тогдашний духовный вождь революционной молодежи, один из основателей упомянутой выше организации "Земля и Воля" Николай Чернышевский видел возможных союзников в борьбе ссамодержавием в бродягах из сектантов и раскольников, в полууголовных артелях волжскихбурлаков и в прочих маргиналах.
Работа московской организации"Земли и Воли" продлилась несколько месяцев, ограничившись собраниями в подвалах трактира "Крым" и выпуском нескольких рукописных прокламаций. В июле1862 года Чернышевский был арестован в Петербурге по обвинению в подстрекательстве крестьян к бунту и сотрудничествес политэмигрантами Герценом и Огаревым. Его немногочисленные сподвижники в Питере также оказались за решеткой либо покинули Россию. Московские"землевольцы" на время оставили конспирацию и переключились на "пропаганду делом" социальных идей"обобществленного труда". Их автором был все тот же неутомимый Чернышевский - благо, режим содержания под следствием в Петропавловской крепости не помешал ему в 1862-1864 гг. написать и передатьна волю рукопись - известный всем поколениям советских школьников роман "Что делать?".
В полном соответствии с содержанием романа московские студенты и курсистки, среди которых был и Николай Ишутин с товарищами, осенью 1864 года основали в Москве "Общество взаимопомощи" с переплетными мастерскими, где сами работали в свободное от учебы время. Впрочем, именно для учебы его оставалось все меньше, поскольку к концу 1864 года юные революционеры, лишившиеся прежних вожаков, свели знакомство с новыми, еще более "авторитетными" наставниками - уцелевшими повстанцами-сепаратистами из Польши и Литвы, переселившимися в Москву. К слову, большинство этих "борцов за свободу"
были выходцами из местного дворянства-шляхетства. Добиваясь полного суверенитета от России, они в случае победы отнюдь не собирались делиться своей землей с земляками-крестьянами.
Но мелкие нестыковки в политических взглядах не помешали московским и польским заговорщикам совместно устроить побег из тюрьмы уроженца Житомира Ярослава Домбровского. После подавления восстания 1863 года военно-полевой суд приговорил 27-летнего штабс-капитана российской армии Домбровского, изменившего присяге и перешедшего на сторону бунтовщиков, к расстрелу с заменой 15 годами каторги. По дороге в Сибирь Домбровского в ожидании этапа поместили в Московскую пересыльную тюрьму.
"Ад"
1 декабря 1864 года Ярослав Домбровский собрался в тюремную баню, но задержался в предбаннике, где торговки предлагали "арестантикам" калачи и сбитень. Накинув загодя приготовленный женский платок и полушубок, Домбровский вышел в группе торговок мимо осоловевшей от банного тепла и пара охраны за ворота тюрьмы. Там его ждал 19-летний вольнослушатель Московского университета Болеслав Шостакович (родной дед знаменитого советского композитора), который отвел Домбровского на ночлег в трактир "Ад" на Трубной площади.
Следующую ночь беглец переночевал в комнате, которую Николай Ишутин и Петр Ермолов снимали тогда в доме Ипатова в Трехпрудном переулке. Из Москвы Домбровский благополучно скрылся во Францию, где погиб в 1871 году в дни Парижской Коммуны, сражаясь на баррикадах во главе местных революционеров.
Участие в побеге Домбровского вдохновило Ишутина и его друзей на новые дерзкие планы. Как вспоминала их тогдашняя коллегапо переплетной артели Елена Козлинина, более полувека проработавшая хроникером Московского окружного суда,"...Ишутин был озлобленным человеконенавистником - возможно, по причине своего физического уродства. Его ближайший друг Петр Николаев - типичный хулиган, до последней степени беспринципный. Другие фигуры, окружавшие их, по большей части представляли зеленую молодежь, очень неуравновешенную и до последней возможности распропагандированную..."
В феврале 1865 года Ишутин, оттеснивший от лидерства б"Обществе", объединявшем более600 студентов и курсисток, его устроителя Петра Свиридова, предложил превратить общество в "Политическую организацию”. Участвовать в ее работе согласилось не больше половины членов "Общества". Но неугомонного Ишутина это не смутило - к концу 1865 года он создал в составе "Организации" еще более тайное общество под названием "Ад". Его членами, помимо самого Ишутина, стали егокузен Дмитрий Каракозов (он переехал в Москву из Казани после того, как был отчислен из тамошнего университета и долго лечился от хронических желудочных болезней и алкоголизма), а также их земляки Дмитрий Юрасов и Петр Ермолов.
Неизвестно, как долго длилась быдеятельность "Ада", члены которого с гордостью именовали себя "мортусами" ("смертниками"), если бы 4 апреля 1866 года Каракозов не был задержан в Петербурге сразу после неудачной попытки убийства царя - во время выстрелов его руку случайно оттолкнул оказавшийся поблизости мастеровой О. И. Комиссаров.
При аресте стрелок пытался принять яд, но его тут же вырвало. Поначалу террорист отказался назвать себя, но 7 апреля его опознал содержатель питерской гостиницы"Знаменская". При обыске в гостиничном номере жандармы нашли разорванные конверты, сложив из клочков адреса: "На Большой Бронной дом Полякова, Ишутину" и "Ермолову, Пречистенка".
9 апреля 1866 года земляки и сожители Ишутина Максимилиан Загибалов и Дмитрий Юрасов были арестованы в их съемной комнате доходного дома, принадлежавшем московскому богачу Лазарю Полякову. Самого Николая взяли в ночь с 9 на 10 апреля в переплетной мастерскойОбщества. Всего до конца апреля в Москве и Санкт-Петербурге по делу о покушении на царя было опрошено 2 тысячи человек. Следователи, действиями которыхлично руководил генерал-губернатор Москвы князь В. А. Долгоруков, ежедневно допрашивали по 60-100 человек, работая с 10 утра до часа ночи. В итоге, под арестом на время следствия оказалось 196 человек,а на скамью подсудимых в августе1866 года попали Каракозов, Ишутин и еще 32 их знакомца по"Организации" и "Аду".
Как удалось доподлинно установить следствию и суду, замысел цареубийства возник у Каракозова и Ишутина еще в декабре 1865 года и был внесен ими в так называемый "Устав". Юрасов, Ермолов и Загибалов знали об этом намерении, но не поддерживали его, считая главной задачей "мортусов" укрепление связей с революционными кружками в провинции, со ссыльными поляками и организацию побега с каторги Н. Г. Чернышевского. Впрочем, спорщики были одинаково заинтересованы в изыскании денег на свои замыслы- и даже уговорили одного из членов "Общества", 23-летнего Виктора Федосеева, отравить своего отца, пензенского помещика, чтобы затем употребить его наследство на нужды революции. Правда, заговорщики не успели реализовать этот замысел - и Ишутин передал яд (стрихнин) добровольно вызвавшемуся на цареубийство и смерть Каракозову.
В обвинительном заключении было указано, что пистолет и пулидля покушения на царя Каракозов приобрел в марте 1866года на рынке в Санкт-Петербурге на деньги, тайно "одолженные" (апопросту украденные) Ишутиным из кассы "Общества взаимопомощи".
Лишь через несколько лет после суда и казни Каракозова ссыльный "ишутинец" Иван Худяков случайно проговорился отом, что еще накануне отъезда из Москвы в феврале 1866 года Каракозов потратил часть денег на покупку двуствольного револьвера, из которого потом стрелял в царя на Трубной площади. Второй револьвер в день покушения находился у испугавшегося стрелять в императора террориста-дублера Петра Ермолова. Сразу после ареста Каракозова он скрылся в Москве, но его роль в замысле цареубийства тогда так и осталась не раскрытой.
Впрочем, Ермолов и другие причастные к деятельности "Ада" понесли суровое наказание. Сам Каракозов, производивший на большинство знавших его людей впечатление ненормального человека, был повешен при большом скоплении народа на Смоленском поле в Санкт-Петербурге 3 сентября 1866 года. Также приговоренный к смерти, но подавший прошение о помиловании Ишутин узнал о "царской милости" - замене смертной казни бессрочной каторгой - уже стоя под петлей на эшафоте. Перенесенное им тогда потрясение повлекло за собой потерю рассудка и долгое угасание в каторжной больнице, откуда его увезли хоронить в 1879 году.
Большинство членов общества"Ад" - те же пензенцы Дмитрий Юрасов, Петр Ермолов, Максимилиан Загибалов, которымв то время было по 20-22 года, - были приговорены к каторжным работам на срок от 12 до 20 лет. Правда, в 1871 году, после пяти лет пребывания на каторге, все они были переведены на поселение, а в 1884 году получили от царя Александра III полное помилование и разрешение возвратиться на жительство в Россию.

Источник: "Интересная газета. Тайны истории"



Категория: Истории | Добавил: МобиТехник (16.04.2013)
Просмотров: 1484 | Теги: Царя, Смертники, против | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы по тегам:

Всего комментариев: 0
Сказать спасибо!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Сервисы
Каталоги
Реклама

Рекомендуем:

Случайный анекдот
Чтобы поговорить с большим человеком на равных, маленькие пытаются поставить его на колени.

Разное


››› Перейти на мобильную (WAP) версию сайта ‹‹‹